Петербургский городской суд назвал криптовалюты платежным средством

Санкт-Петербургский городской суд оставил без изменения решение суда первой инстанции, в соответствии с которым 55 млн рублей в криптовалюте были включены в сумму ущерба по делу о грабеже.

В 2020 году в Петроградский районный суд поступило дело о злоумышленниках, которые под видом сотрудников силовых ведомств угрожали вымогали у предпринимателя деньги. На момент вынесения обвинительного приговора суд исключил из материалов обвинения кражу криптовалюты, поскольку счел, что цифровые активы не являются предметом преступления.

Суд первой инстанции тогда сослался на положения статей 129, 208 Гражданского кодекса РФ и примечание к статье 158 Уголовного кодекса, заявив, что криптовалюта относится к суррогатам денежных средств.

Однако в апелляции государственный обвинитель обратил внимание, что суд необоснованно исключил из объема предъявленного обвинения похищенную обвиняемыми криптовалюту на более 55 млн рублей. Сторона обвинения выразила несогласие с выводом райсуда о том, что криптовалюта не является предметом преступления против собственности в связи с отсутствием у неё правового статуса. Представитель прокуратуры обратил внимание, что в соответствии со статьей 182 ГК РФ, криптовалюта является «иным имуществом» и объектом гражданских прав, относящимся к разновидности цифровых валют (электронных денег), «учет внутренних расчетных единиц которой обеспечивается децентрализованной платежной системой, работающей в полностью автоматическом режиме».

В июне 2021 года решение Петроградского райсуда было отменено кассационным судом и при повторном рассмотрении дела в первой инстанции в декабре 2021-го суд признал 55 млн рублей в криптовалюте «иным имуществом». Судья включил эту сумму в материальный ущерб, причиненный потерпевшему. Преступные действия обвиняемых были переквалифицированы со статьи «Вымогательство» (п. «б» ч. 3 ст. 163 УК) на «Грабеж» (п. «б» ч. 3 ст.161 УК).

Поскольку деятельность потерпевшего была связана с управлением цифровыми активами, конвертацией и извлечением прибыли, суд определил: цифровая валюта, которая была похищена, могла использоваться как средство платежа, инвестиций и накопления сбережений. Таким образом, деятельность содержит экономический смысл, а криптовалюта имеет материальную ценность. Кроме того, цифровые валюты могли быть приняты в качестве средства платежа, «не являясь при этом денежной единицей иностранного государства и международной денежной или расчетной единицей».

Санкт-Петербургский городской суд оставил без изменения новое решение суда первой инстанции, в соответствии с которым 55 млн рублей в криптовалюте были включены в сумму ущерба по делу о грабеже.

В апреле 2022 года в США организаторы общин «Церкви невидимой руки» и «Криптоцеркви Нью-Гемпшира» признали себя виновными в причастности к мошенничеству с цифровыми активами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *